Нассим Талеб Антихрупкость (Antifragile)

Еще в прошлом году я прочел книгу Нассима Талеба Антихрупкость (Antifragile). Книга очень интересная, и сейчас я попытаюсь рассказать почему.

Начнем немного с автора, мир стал обращать внимание на Талеба после финансового кризиса 2008 года, потому что Талеб

  1. Много говорил о том что текущая система неуйстойчива и уязвима к черным лебедям
  2. Заработал на это много денег

Понятно что было много всяких пророков апокалипсиса которые попали пальцем в небо, но Талеб, вероятно отличался что он поставил на это свои деньги, и деньги своих инвесторов. И был прав. После этого его щедро стали приглашать на всякие телеканалы, передачи и задавать одни и те же вопросы.

Он же, в свою очередь выборочно посещал эти мероприятия, писал книги и не стеснялся в выражениях и простоте подхода.

Свою книгу Антихрупкость он рассматривает как логическое продолжение Одураченных Случайностью и Черного Лебедя.

Что же такое антихрупкость? С попытки ответить на этот вопрос и начинается книга. Талеб отмечает что если попросить кого нибудь назвать антоним слову хрупкий, то как правило называют крепкий, упругий, твердый. Но это все неверно. Если взять что то хрупкое, например фарфоровую чашку, то можно заметить что она любит спокойствие и покой, стоит ее уронить на пол, и она разобьется. То есть хрупкая чашка не любит стресс.

Предмет, который обладает противоположным хрупкости характеристикой, с другой стороны, должен получать выгоду от стресса и всяких случайностей. Не просто спокойно не разбиваться, а становиться лучше. Если бы была антихрупкая коробка, она бы выглядела примерно так:

Коробка пожалуйста кантуйтеТалеба очень удивляет что ни в каком современном языке он не нашел слово, которое описывало бы это качество. Поэтому, он решил его выдумать сам и написать о нем книгу.

Большую часть книги он рассматривает примеры хрупких и антихрупких систем и описывает признаки как можно выделить одних и заметить других. Хрупкие системы это те, кто любят стабильность и сильно боятся изменений. А антихрупкие системы это те, которые часто переживают стрессы и от этого становятся только лучше. Не очень понятно? Сейчас объясню.

Предположим вы взяли на себя ипотеку. То есть купили дом в кредит. В таком случае, вы становитесь хрупким, то есть вы начинаете боятся стрессов. Вы боитесь потерять работу, сильно заболеть, боитесь что понизят зарплату. Это все начинает отражаться на вашей жизни. Особенно страх потерять работу может привести к тому что вы будете делать то, что вам совершенно не нравится. А почему вы будете этого бояться? Потому что Your home may be repossessed if you do not keep up repayments on your mortgage. Или, по-русски: банк дом отберет, если вы выплачивать не сможете ипотеку.

Кроме этого, стоимость вашего жилья может упасть (как нам показал кризис такое бывает, или в районе построят какое нибудь вредное производство, например), тогда стоимость дома (залог) не будет покрывать ту сумму, что банк вам выдал в долг. И банк попросить добавить разницу, или же расстаться с домом.

С другой стороны, если вы снимаете квартиру, и потеряли работу, то вы можете переехать в другое место, с более низкой арендной платой.

Хрупким системам нужна стабильность и им нужны прогнозы на будущее, в то время как антихрупким системам не нужно предсказывать будущее, они просто получают выгоду и становятся сильнее от случайностей и вариаций. Это одна из основных идей книги. Она даже вынесена в полное название книги: Антихрупкость: как жить в мире который мы не понимаем.

Среди одной из самых антихрупких систем, Талеб выделяет природу с ее механизмом эволюции. Природа позволяет одной особи умереть, ради блага всех остальных. «То что убивает меня, делает других сильнее». Например, с каждым падением самолета, полеты становятся безопасней и вероятность следующей катастрофы меньше. С каждым крахом банка, вероятность краха другого возрастает. Потому что банки любят стабильность, когда приходит только определенное количество людей за вкладами.

Так же сам стресс является очень важной штукой. Стресс это информация. И, если посмотреть на природу, то она использует эту информацию что бы перестраховаться. Как тренируются мышцы в зале? Возьмем, например, жим штанги. Вы только начинаете делать первые упражнения, естественно вес очень маленький. Делаете несколько подходов, а на следующий день с непревычки болят мышцы. Тело испытало стресс. И оно его сверхкомпенсирует. То есть тело нарастит дополнительные мышцы, что бы быть способным поднять больший вес, чем с тот, с которым вы тренировались! Эта сверхкомпенсация — очень важный момент. Именно благодаря ей возможны тренировки, и именно благодаря ей мы живы. Потому что эволюция позаботилась о том, что бы мы могли переживать определенный стресс. Например, мы можем потерять 500мл крови без риска для здоровья.

К завершению этого поста расскажу еще об одном важном моменте антихрупкости: несеммитричность потерей и выигрышей. Это является признаком антихрупкой системы: если при ее жизни потери случаются чаще, но жестко ограничены, а выигрыши бывают редко, но ничем не ограничены. Оба момента тут важны. В качестве примера можно привести стартапы. Инвесторы вкладывают в несколько стартапов ограниченные суммы, многие стартапы проавливаются, но некоторые взлетают и покрывают убытки от провалившихся и возвращают намного больше.

Из этого вытекает еще один признак хрупкости: когда выгода маленькая и видимая, а побочные эффекты чего либо вероятно большие и скрыты. Этому моменту посвящаня большая часть книги где Талеб рассказывает про медецину и разные подходы. Если вкратце, то если у вас какие то мелкие проблемы, то не стоит пить серьезные лекарства которые избавят от боли, так как выгода ограничена и видна, а побочные эффекты скрыты и потенциально большие (почитайте побочные эффекты к любому лекарству)

В целом книга очень интересная, советую всем прочитать. В одном посте не получается все рассказать о ней, поэтому я, вероятно напишу еще один-два поста.

На русском языке я ее еще не нашел, но на английском можно купить на амазоне или на озоне.

 

Если нет слова, как можно это подумать?

Располагайтесь поудобнее вокруг моего уютного бложика. Так, а ну курсоры прочь от формы комментариев пока пост не прочли.

Сейчас я в процессе чтения очень интересной книги Antifragile Нассима Талеба (на русском языке пока не нашел версию, если знаете, скажите линк). По ней будет отдельный пост, но сейчас я хочу поговорить о том, что упоминается в самом начале книги: о языке.

Не знаю как вы, но лично у меня, когда я думаю о чем в то в голове мысли озвучиваются в слова и происходит своего рода монолог. И возникает интересный вопрос: а если нету слова описывающего что-то, то как можно это подумать? Как можно это использовать тогда и оперировать этим?

В школе, когда мы изучали английский язык, учительница один раз рассказала нам о слове, перевод которого занимает два предложения так как русский язык просто не содержит синонима. Это слово было Jetlag. Что обозначает (согласно википедии) «явление несовпадения ритма человека с дневным ритмом, вызванное ночной работой, переходом на летнее время или быстрой сменой часовых поясов при перелёте на самолёте.» Если вы зашли по ссылке на википедию, то можете видеть что русский язык просто позаимствовал это слово, и теперь в нашем языке есть слово джетлаг. Кстати джетлаг я испытывал когда впернулся из штатов с определенным временем в Питере, причем проявлялся он странно: мне хотелось ложиться спать в 10-11 вечера и я просыпался без будильника в 5-6 утра и был очень продуктивен, прямо жаворонок какой то.

Но вернемся к слову. Вот не было у нас слова описывающего это состояние, и получается что люди не могли его достоверно передать и подумать. Они просто описывали состояние вот этим длинным, или похожим на него по смыслу, предложением. И это ведь накладывает какие то ограничения на мысленный процесс, в том смысле что если вместо короткого слова из двух слогов, тебе нужно подумать или произнести длинное предложение, скорость повествования и мышления падает, замедляется, а как известно чем длиннее предложения, тем сложнее их воспрнимать, как, например, это.

Оказывается что на эту тему есть исследования, Талеб ссылается на книгу Guy Deutscher с названием «Through the Language Glass» где автор рассказывает что много примитивных племен, находясь в состоянии отличать много разных цветов имели слова только для трех-четырех цветов. Но они могли отличить разные цвета радуги, просто слова были только для двух трех цветов. Они были культурными, а не биологическими, дальтониками.

Кроме того, Талеб связался с этим автором и тот ему поведал что раньше люди, скорее всего, не имели слова для чего то такого простого, как «Синий». Отустствием слова «синий» в древней греции объясняется пероидическое упоминание Гомером «вино-темного моря» (wine-drak seak), которое (упоминание) очень озадачивает читателей. Я не знаю, я не чиал, но склонен верить что упоминание такое там есть :)

В Antifragile это упоминается буквально на одной странице, но прочтение этого текста погрузило меня в размышления. Особенно меня задела фраза «они были культурными, а не биологическими, дальтониками». Именно какая то аналогия между физическим недостатком и просто отстуствием слова в словаре индивида и целого народа.

Получается что такие отстуствующие слова реально ограничивают наше выражение и мысли, если мы физически отличем X цветов но в словах, и следовательно мыслях, имеем названия только для (X — N), то получается что мы довольно ограничены.

Именно поэтому важно образование и расширение своего кругозора, нужно что бы словарь пополнялся и расширялся, тогда можно будет думать новые мысли и приходить к новым идеям. Поэтому читайте больше книжек, хороших и разных.

Ну все-все, тащите курсоры к форме комментариев, давайте поговорим :)

Нассим Талеб «Одураченные случайностью» стоит ли читать?

Кратко:  люди недооценивают случайность и не умеют оценивать риски. Причем они готовы идти на самообман, что бы успокоить себя. Приводится много примеров как люди путают удачу с навыком и в целом случайность с не-случайностью.

Интересные мысли: чем больше изначальная популяция пытавшихся, тем больше будет разброс в итоговых результатах, будут более выдающиеся единичные результаты, которые обязаны своему существованию случайности.

Пример: Русская рулетка. Представьте что кто то вам предлагает сыграть в русскую рулетку с шестизарядным револьвером. Вы вставляете патрон, крутите барабан подносите к виску и спускаете курок. Если вы остаетесь живы, то получаете миллион долларов.

Так вот, представьте что вы сыграете раз, второй, третий, четвертый…. рано или поздно вы все равно умрете. Однако если взять изначально большое количество таких игроков, скажем 10 000, то через много попыток у нас останется, чисто по теории вероятности, небольшое количество людей которые будут живыми и очень богатыми. И возможно эти люди даже будут думать что они обладают определенным навыком так крутить барабан, что бы всегда избегать пули. Хотя на самом деле они живы благодаря случайности.

В связи с этим, становится важным сколько пытающихся было с самого начала. В «одураченные случайностью» Талеб приводит интересный пример: есть теория, что если посадить за пишущие машинки миллион обезьян, то рано или поздно какая нибудь напечатает отрывок известного произведения. Но, такое событие не будет иметь значения, так как из-за начальной популяции такой исход может быть возможен благодаря случайности. Вот если бы изначально было бы только 10 обезьянок, то можно было бы подумать что написавшая отрывок обезьянка это реинкарнация того самого писателя.

Так как Талеб сам является трейдером, то все эти размышления рассматриваются на примерах торговли на бирже. Он рассказывает о целых поколениях разных трейдеров, которые показывали выдающиеся результаты на определенных периодах (фактически делали большие ставки и им везло, пуля была в другом отделении), которые неизменно прогорали потом. Прогорали это значит теряли больше чем до этого зарабатывали.

Талеб постоянно приводит в книжке примеры как мы бываем одурачены случайностью, и почему это происходит. Одна из причин в том что мир вокруг становится сложнее и сложнее, а наш мозг изначально натренирован для все большего и большего упрощения, нахождения причинно следственных связей там где есть корреляциия.

Забавно то что Талеб не считает себя таким умным и не подверженным этому эффекту, наоборот, он постоянно упоминает в книге что ему приходится бороться со своим разумом и не допустить того что бы быть одураченным, как бэ намекая что знание об эффекте не дает от него иммунитета :)

Рекомендую к прочтению трейдерам, бизнесменам (как будто их волнует мое мнение конечно), игрокам в покер и всем другим.