О том как я играл в водопроводчика

Помню, давно читал я историю одного гражданина, который уехал из России жить то ли в Америку, то ли в другое место победившего капитализма. Не помню точно этот момент, зато точно помню суть истории: этому гражданину перед отлетом то ли отец, то ли тесть, подарил чемоданчик с набором водопроводчика.  Гражданин еще сетовал, дескать и так вещей много везти, а тут еще этот чемоданчик, и хотел было его оставить даже на родине, но дарящий приложил много усилий что бы убедиться, что чемоданчик все таки улетел.

И вот через несколько лет проживания за рубежом, гражданин в истории признавался что этот чемоданчик был самой лучшей штукой, которую он взял с собой из России. Потому что в стране победившего капитализма, были настолько ужасные системы слива, что они постоянно засорялись. А сантехники брали столько денег за свой визит, что можно было всерьез задуматься о смене профессии.

Вспомнил я эту историю недавно именно потому что дома у нас засорилась труба на кухне и вода перестала уходить из раковины. Случилось это в понедельник. Естественно эта проблема имела наивысший приоритет, поэтому даже анбоксингу новенького Macbook Air пришлось подождать в тот вечер: я полез под раковину.

Открутил сначала один участок трубы — засора в нем не было. Открутил следующий − там тоже все чисто. Третий, снова ничего. И тут проблема предстала во всей своей красе: откручиваемые элементы кончились. Я смотрел на кусок трубы, которая уходила за заднюю стенку столешницы, и там где то поворачивала влево-вниз, абсолютно недоступная до моего взора или откручивающих рук.

Небольшое отступление: конструкция кухни у нас такая: посередине проход, а справа и слева длинные столешницы. Слева еще встроена плита, стиралка, посудомойка. Посудомойка как раз около раковины. Столешница эта — единая конструкция, метров в 5-7 длинной. Раковина вмонтирована в нее, и имеет заднюю стенку, которая является цельной конструкцией раковины. В этой стенке заботливо торчал кусок трубы, который уходил за нее, лишая меня какой либо возможность разобрать и увидеть логистику сего чудного водопровода без разбирания всей кухни вообще.

Я выругался. Катя понимающе промолчала.

На протяжении следующего часа в нашей квартире поневоле проходил сеанс передачи «Очумелые ручки» с темой: собери из подручных средств и изоленты какое нибудь устройство которым можно прочистить трубу, которая неизвестно как изгибается.

Через час пришлось признать поражение, и пойти спать. Время уже близилось к полуночи.

На следующее утро я поехал к открытию в магазин хозтоваров, купил сантехнический трос, приехал и за минут десять, не без помощи близких людей, наконец то избавился от этого засора.

А потом вспомнил историю про гражданина. И понял насколько был прав тот мужик.

Прогулка по Кенсингтону и грабеж средь бела дня

В эти выходные мы пошли на walking tour по Кенсингтону. Walking tour это маленькие туры, длящиеся один-два часа, на которые не надо записываться. Просто в назначенное время приходишь в нужное место, и тур начинается. Несмотря на такой формат, как правило, народу на этих турах порядочно, человек 15-20.

Вчера мы гуляли по району Кенсингтон. Сейчас этот район является очень престижным в Лондоне: тут располагаются несколько консульств, и живут богатые люди. Интересно, что изначально Кенсингтон был деревней, одной из многих, разбросанных вокруг Сити оф Лондон и Вестминстера. Эти деревушки существовали, чтобы обеспечивать продовольствием эти города.

На прогулке была пара интересных моментов. Первый — это разделение города на западную и восточную части. Даже сейчас считается, что более состоятельные люди живут в западной части (west end), а менее состоятельные в восточной (east end). Такое разделение пошло из-за канализации. В далеком двухзначном веке, все нечистоты и отходы сливались в Темзу, которая должна была уносить это все куда-нибудь подальше, в том числе, благодаря приливам и отливам.

А Темза-то течет с востока на запад, и ветра в Лондоне преимущественно восточные, поэтому те, кто жили восточнее, наслаждались великолепным амбре какашек жителей западной части. Естественно, все старались жить там, где воздух свежее, а вода почище, поэтому стремились в восточную часть, что поднимало стоимость жилья. Так и появилось разделение.

Второе интересное открытие связано с английской фразой daylight robbery. Его примерно можно перевести на русский как «грабеж средь бела дня». Примерно, потому что с таким переводом теряется смысл происхождения этого выражения. Смысл в следующем: когда правил монарх Вильям Третий, ему не хватало денег в казне на фуагра и куртизанок, и он активно искал методы эту самую казну пополнить. История умалчивает, сам он придумал, или кто из советников подсказал, но он ввел налог на окна. Каждый дом был обязан платить определенную сумму за каждое окно в здании. Изначально все еще было не так страшно, потому что налог был  с градациями, что то вроде от 1 до 9 окон, от 9 до 18 и так далее. Однако в скором времени градацию отменили и стали брать налог за каждое окно.

Налог был очень высокий и люди стали закладывать окна кирпичами, что бы платить меньше. Как правило начинали с окон прислуги. И вот именно тогда появилась эта фраза, и относилась она к налогу: daylight robbery. Буквально она переводится как грабеж дневного света. Из-за этого налога украли дневной свет, потому что люди были вынужденны закладывать окна кирпичами.

Любопытно, что даже сейчас в этом престижном районе Лондона стоят дома с заложенными окнами. Естественно, там живут люди, которые могут себе позволить разобрать кирпичи и поставить стекло, но дело в том, что эти дома включены в историческое наследие, и хозиян дома не имеет права что-либо менять в его облике.

А вы говорите, кондиционер на фасад повесить.